Маленькое чудо » Читальный зал » Путешествие № 3 Город Золотых куполов

 
 
 

Путешествие № 3 Город Золотых куполов

Автор: GUKad от 8-01-2015, 22:15, посмотрело: 1203

0

 

Начало в Путешествиях № 1, 2

 

Город Золотых куполов

(Рецепт «Царской фаршекаши»)

 

Когда наступила ночь, и звезды заманчиво подмигивали мне, то я поняла, что снова настало то необыкновенное время, и я снова пойду путешествовать во сне на Планету Куньих.

Кузьмаус спал тихо на подушке, как будто ничего не происходило вокруг. Потом он открыл глаза, поднял голову и начал нюхать воздух. Вся комната прониклась сладким медовым запахом. Он тихо встал и пошел к двери, я потихоньку пошла за ним. Я точно знала, что он знает, что я его преследую, но не возражал, а только иногда оглядывался и фыркал. Яркий свет озарил звездную тропинку, мы наступали на облака, утопая в их мягкой роскоши. Млечный путь окутал моё платье и сделал его необычайно красивым и богатым, расшитым удивительными камнями и позолоченными нитками.

- Сегодня мы попадём в самое сердце Планеты Куньих - в её столицу. Ты сможешь увидеть всю ту роскошь и жизнь, в которой мы обитаем, сказал Кузьмаус.

Еще мгновенье, и Город с Золотыми Куполами – столица Планеты Куньих, приблизился на горизонте. Он виден издалека так, что все караваны, шествующие чинно под присмотром погонщиков и купцов по песку
пустыни меж необычайно красивого рая вечно снующих маленьких зверьков, ориентируются по куполлам на бескрайних просторах, словно по звёздам и луне в ночном небе. Красочные суда, поросшие ракушками, мидиями и зелёными скользкими водорослями, пристают к богатым пристаням этого города. Они везут большие плотные тюки с шёлком из далеких странных планет, чай и специи, они выменивают здесь всё это на золото, цветную одежду из ярких тканей, тяжёлую парчу и бархат. Чёрные норки сносят на берег груз, укладывают его на толстых скунсов, и за всем этим лениво наблюдает хозяин судна богатый хорь Гук-Сильвер, он позёвывает и изредка пофыркивает. Он равнодушен, но он чувствует все те богатства, которые может дать ему город. На самом деле он ждёт начала торговли, когда меж наспех расставленных лавок начнут бродить, торгуясь и прицениваясь, толстосумы города - Куницы, потирая пальцами гладкую шерсть, пробуя на язык мёд, изюм, фрукты и постоянно пытаясь сбить цену.

Золотые купола являются маяками для всех купцов других звериных планет. Сюда, в сладостный город, еще неизвестного мне Султана, все куньи спешат, чтобы полюбоваться им. Им надо увидеть его образцовые башни и мечети, хмурых стражей, стоящих у врат города, убедиться, что карманные воры - мыши, на рынках города за день зарабатывают больше, чем иные короли на других звериных планетах. Они спешат почувствовать горечь пряного воздуха, видеть глазами жар, поднимающийся от каменных булыжников раскалённых площадей. Они увидят белые глиняные домики, потрескавшиеся от яркого солнца, стоящего в зените, почувствуют прохладу богатых фонтанов. Они вдохнут сладкий запах меда, отведают старого вина из султанских подвалов, посмотрят на бородатых, толстых куниц и просто богатеев голубых норок, странных животных с других планет. В волшебные ночи, пропитанные ароматом свежего мяса и вечерними гук - песнями, когда луна занимает всё небо, и песок в пустыне становится серебряным, на стынущих просторах начинают свои пляски молодые самки харзы. Здесь по улицам снуют слуги, неся тяжёлые корзины и бутыли с ледяным вином своим господам. Здесь в изобилии сладкие финики, маслянистые оливы и фрукты, завезённые с других планет. Здесь ходят красивейшие самки куньих, окутанные в покрывала с ног до головы и их глаза, чёрные, как северная ночь, сверкают из под шелковой паранджи. Их жгучие страстные взоры плавят сердца и заставляют зверей, прилетевших с других планет слагать о них легенды и песни. Славен сей град с его благочестивыми жителями!

Мне пришлось сильнее закутаться в свои одеянья, накинуть на голову паранджу, чтобы никто из зверей не смог догадаться, что среди них есть человек и идти сквозь сладостный город и вместе со всеми приносить дары его Султану.

 

Кузьмаус представил меня богатому и знаменитому купцу Гук-Сильверу, мне посчастливилось прибиться к его каравану. Его караваны знали во многих странах и городах, его приглашали к своему столу многие государи и шахи. Так произошло и в столичном городе куньих, и вместе с Гук-Сильвером в султанский дворец попала и я, как одна из ведущих караван, как его хорошая знакомая.

Когда в городе с золотыми куполами спала жара, а маленькое яркое солнце стало большим и тускло красным, и коснулось своим краем края пустыни, окрасив и небо, и серебряный песок в алые тона, мы направились к дворцу в сопровождении свиты, посланной султаном. Вокруг нас шли чёрные норки, сверкая только глазами и зубами, неся в руках копья и лёгкие щиты. Город остывал и успокаивался, по улицам никто больше не бродил, только светящиеся окна говорили о том, что город заселён. От растрескавшихся от солнца за день каменных стен, казалось, поднимался пар, под ногами хрустел песок.

 

Мы подошли. Дворец был освещён снизу множеством горящих факелов, но его башни и купола уже начинали теряться в быстро наступающей тьме. Во дворе журчали подсвеченные фонтаны с золотыми рыбками, виднелись фигуры слуг и укутанных в покрывало молодых самочек куньих, секретничающих о чём-то в тёмных аллейках. Прыгающие по стенам блики отвоёвывали у тьмы золочёные затейливые узоры. Образцовые мозаики, раскачивающиеся пальмы шумели на ветру. Посреди дворца был двор с четырьмя возвышениями, одно напротив другого, и каменной скамьёй и фонтаном с водоёмом, над которым были четыре льва из червонного золота, извергавшие из пасти воду. Пройдя по роскошным и богатым коридорам дворца, мы вошли к султану хорьку. Это был старый и мудрый хорь. Все его называли Халиф Гук-Моня и преклонялись перед ним. На нем была золотая корона, он был одет в богатую шубу, и все присутствующие пожелали ему долголетия и бесконечного счастья. Затем все приступили к ужину в честь прибывших гостей. В диване собралось великое множество придворных куньих, эмиров, визирей, наместников и вельмож царства, облачённых в яркие богатые убранства из тонкого роскошного меха, мягкого и сверкающего при свете факелов. Вся их шерсть была тщательно расчёсана, все мордочки умыты и все благоухали маслами. В зале, стены которого были обвешаны плотной парчой, о цене которой я даже боялась думать, а пол уложен пушистыми коврами, которые Гук-Сильвер всегда продавал по причине дороговизны нам прислуживали чёрные норки - слуги и прекрасные юные самочки куньих. Начался грандиозный пир. Кузьмаус покинул меня, так как был во время пира очень занят. Он усадил меня рядом с Султаном и Гук-Сильвером, а сам отправился командовать на султанскую кухню. Как я потом выяснила, Кузьмаус служил при дворце главным шеф-поваром. В его обязанности входило готовить трапезу самому Султану Гук-Моне и контролировать все пиры и крупные обеды в Городе Золотых куполов.

Все ели плоды странных растений, которых никогда я не видела у людей, сладкую ароматную халву из фруктового меда, рыбу, мясо. Все было мастерски приготовленное поваром Кузьмаусом, и все не могли его нахвалить. Восхваляли султана, прекрасно нас угостившего, и подносили дары его жёнам. Он же одаривал всех, в свою очередь, роскошными подарками. Все пили вино из золотых кубков. Султан гордился своим поваром и восхвалял его чудо-книгу, со знаменитыми на всех планетах зверей, её рецептами, которые почти всегда хранились в строжайших тайнах. Книгу вынесли на ковер перед Султаном, она по традиции была осыпана золотом и после полного окончания всех приготовлений была закрыта на золотой замок и унесена в султанские хоромы. Ключ от книги повесили на шею Кузьмаусу, и он тоже присоединился к празднику вместе со всеми. Под конец вечера было подано необычайно вкусное нежное блюдо для гостей хорьков. Все ели с глубочайшим удовольствием. А по окончании пира всем хорькам гостям в подарок было объявлено, что они узнают рецепт сего удивительного кушанья из знаменитой книги рецептов Кузьмауса. Всем были розданы золоченые перья жар-птиц и серебряные чернильницы.

Рецепт носил названье «Царский ноктюрн» Снова вынесли книгу рецептов и уже объевшиеся хорьки принялись конспектировать под немного занудный, но очень уверенный в себе голос Кузьмауса. Разумеется, я не могла не законспектировать сей знаменитый рецепт, так как им подразумевалось кормиться всем благополучно проживающим хорькам в осенний период. 

Рецепт «Царский ноктюрн» 

Куриный окорочок 800 гр

Куриная грудка (филе) 430 гр

Индейка 350 гр

Кролик 350 гр

Говядина или телятина (без жил и хрящей) 180 гр

Куриный желудок 110 гр

Сердце куриное 100 гр

Печень говяжья 80 гр

 

Все мясные ингридиенты измельчить в мясорубке и тщательно перемешать.

 

Крупа гречневая 230 гр

Крупа рис 170 гр

Крупа геркулес 50 гр

 

Крупа пшеничная 30 гр

Все крупы необходимо тщательно разварить в течении часа на медленном огне,

добавить в мясной фарш и еще раз все тщательно перемешать.

Дополнительно в одно кормление в день нужно добавлять овощи или фрукты (морковь, яблоко, брокколи), измельченные в пюре из расчета 1/2 чайной ложки.

Во второе кормление необходимо добавлять костную муку  из расчета 1/4 чайной ложки в день.

Дополнительно КУРСАМИ ! (не постоянно!) даются рыбий жир (1-2 капли 1 раз в день, через день) и пивные дрожжи (дозировка расчитывается согласно инструкции на упаковке).

 

Когда подошла к концу научная часть пиршества, все повеселели, выпили еще раз за процветание славной столицы Планеты Куньих - Город с Золотыми Куполами, то пир начался в полном своем разгаре. Султан Гук-Моня велел своим слугам, хлопнув в ладоши, позвать некую красавицу из своего гарема. Пока они ходили по тёмным коридорам дворца, он рассказал нам, что её привезли из дальних земель силой, и что она очень красива, грациозна, стройна и своенравна, и что таких самок вряд ли нам ещё удастся увидеть где-нибудь.

«О, Великий Султан, сказал Гук-Сильвер, расскажи нам, из каких земель ты добыл её, быть может мы бывали в тех краях!» Но султан рассмеялся, и сказал, что его визирь Гук-Фуро добыл её на скалах китайских и индийских островов, и что сама красавица не индианка и не китаянка. Все ждали возвращения слуг с великим нетерпением, но они пришли одни, и сказали, что она отказывается спуститься из гарема на пир в честь гостей. Султан сначала весьма разгневался, но после остыл и сказал: «Вот видите, я говорил, что она очень своенравна». И мы решили пойти в гарем, чтобы посмотреть на неё. Наши головы затуманило вино, мы были веселы и легко на это согласились.

Пройдя по богатейшим проходам, сверкающим и белым, мы оказались в просторной комнате с семью дверями, вокруг которой шли окна, выходившие в сад, где были всевозможные плоды и поющие птицы. Комната была выбелена султанской извёсткой, в которой каждый присутствующий видел своё лицо, а потолок был покрыт золотыми надписями, написанными лазурью, которые заключали прекрасные славословия и сияли смотрящим. Пол в комнате был выстлан мрамором, а посреди был водоём, по краям которого находились птицы, литые из золота и извергавшие воду, похожую на жемчуг и яхонты помещение было устлано разноцветными шёлковыми коврами и уставлено скамейками. И мы еще раз подивились богатству славного султана, и восхищались золотом и каменьями, которыми была украшена комната.

На краю фонтана сидела прекрасная самка хорь с белоснежной шерстью и гранатовыми глазами. Она была укутана в шёлковый платок с голубой бахромой, в ушах её были кольца, а на лапах золотые браслеты, на пальцах – перстни с драгоценными камнями… Мы хотели подойти к ней, но султан задержал нас знаком и сам остановился, молча глядя. Затем он подозвал Гук-Сильвера, прошептал ему на ухо что-то, тот кивнул и пошёл к госпоже. Мы же видели, что она нас не замечает. Гук-Сильвер что-то сказал прекрасной даме, она обернулась, увидев нас, и, как нам показалось по глазам, улыбнулась. «Я просил, - проговорил султан, - чтобы она рассказала вам о своей печали». Мне отчего-то казалось, что она не исполнит его просьбы, и что улыбка, промелькнувшая у неё на лице – не улыбка покорной, а нечто страшное даже, необычное. Мне казалось, что добром это не кончится. Но вместо любых слов, она запела.

Она пела грустную песню о любви, о том, что уже давно ищет свою вторую половину и не может найти. О том, что её держат взаперти гарема, потому что, как считает Султан, он не может уже давно подобрать ей достойную пару. Я даже подумала, что она одержима, что можно было сейчас видеть по её глазам. Отрывистые фразы и резкие слова в самом конце, произносимые на самом изломе голоса вскоре затихли, словно мучающийся зверь, наконец, умер, но в звенящей тишине всё ещё блуждали остатки её сладострастного пения жаждающего любви. Все были тронуты пением красавицы, её всем представили, как несравненную Гук_ Бессию.

Султан Гук_Моня славился всегда своим прекрасным гаремом. Был он уже в летах, и, собирая себе лучших самок куньих, брал их под свою опеку, считал почти дочерьми. Тщательно отбирал им женихов и выдавал каждый год замуж, но потом требовал обратного возвращения в гарем. Все самочки из гарема жили в роскоши и долго не задерживались у своих женихов, поддавшись жажде любви на пару тройку дней, они с радостью возвращались обратно и вынашивали благополучно потомство. Гарем Мони насчитывал уже сотни невольниц и постоянно пополнялся каждый год новыми красавицами. Лишь самые достойные верноподданные султана имели право создавать свои мини гаремы и держать там тоже своих невольниц, которые часто дарил им в награду за хорошую службу султан. Одним из таких гаремов были покои богатого Гук_Сильвера, который тоже славился своей добротой к своим многочисленным женам.

Султан, как и все, был тронут пением молодой хори. Но не стал поддаваться слезам распутной скороспелой девы. Он строго пригрозил ей пальцем, но пообещал по весне выдать замуж. Дева повеселела от слов Султана и ушла в свои покои.

Пир подходил к концу. Гости начали разъезжаться. Кузьмаус велел мне собираться. Второпях он забыл даже повесить на шею ключ от книги рецептов и сунул его себе небрежно в карман. Мы молча собрались и вышли назад в диван. Пир совсем стихал, и не было уже того беспечного веселья, и я никак не могла скрыть свою душевную радость, что пировала на самой Планете Куньих в её главном городе со своим Кузьмаусом, Гук_Сильвером и султаном Гук-Моней. Мне накинули на плечи плащ, и мы направились к воротам, где плескался о скалы океан и стоял корабль Гук_Сильвера. Меня проводили на палубу и сказали, что скоро я уже буду дома. Мы отплыли. Я смотрела на мерцающие блики на воде в темный ночной океан, а перед глазами всё стояла эта красавица, слышался её дивный голос, который мне казался, почему-то знакомым и удивительно родным.

В эту ночь мы выплыли прочь за пределы города. Я держала путь на Планету Земля. Ко мне подошел Кузьмаус, он меня обнял и ласково загукал. Еще пол ночи я наслаждалась удивительными рассказами о жизни на Планете Куньих от Кузьмауса и Гук_Сильвера, мы хохотали и смеялись. Но вдруг Кузьмаус резко замолчал, побледнел, зашарил истерически по своим карманам, в поисках ключа от своей знаменитой книги, он выворачивал их наизнанку, постоянно нюхал, но ключа там не было.

Я проснулась от волненья уже дома на своей кровати. Побежала к Кузьмаусу, который тихо спал в ящике дивана в маленькой комнате. Я стала расспрашивать его о том, не нашел ли он свой ключ? Но Кузьмаус только грустно вздыхал и ничего больше не говорил, да это и понятно, хорьки же не разговаривают на Планете Земля, они только могут гукать. Я была расстроена, по глазам Кузьмауса я поняла, что ключа он не нашел.

 

Всем с наилучшими пожеланиями!

 

(продолжение в Путешествии №4)

 Автор статьи: Ирина Самойлова

Категория: Читальный зал

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.